Хаос в Украине или хаос в восприятии Украины (часть 3).

1215

Несколько фактов, которые стоит изучить перед сменой внешнеполитического курса Беларуси.

Решение проблемы.

Общественная безопасность. Первоочередной задачей новых властей стало возвращение милиции на улицы. В восточной и южной части страны благодаря вывозу 70% личного состава МВД в Киев ситуация с преступностью стала угрожающей. В центре – пытались вернуться домой достаточно многочисленные группы вооружённых «участников акции под стенами Верховной Рады».

Стоит заметить, что трёхмесячное политическое противостояние фактически создало новую структуру поддержки общественной безопасности – Самооборона Майдана. Несмотря на название, данная организация (или, точнее группа организаций) насчитывала от 10 до 25 тысяч человек. Географически она покрывала все центральные и западные области. После событий 20.02.2014 во многих городах начали создаваться свои «громадські варти». Именно эти структуры сдерживали ситуацию до 24-25 февраля.

Далее у новой власти был выбор:
1.    Полное переформатирование милиции (с увольнением более 50% личного состава) и создания новой структуры. В том числе и на основании Самообороны.
2.    Попытка усилить органы МВД активистами и поставить деятельность милиции под контроль общественных структур.

Учитывая разницу восприятия событий в Киеве и «относительную легитимность» новой власти, первый вариант был неприемлем. Многие милицейские подразделения могли бы просто отказаться выполнять приказ о роспуске. А местные власти в центре и на востоке с большой долей вероятности поспособствовали бы этому.

В результате был выбран более «щадящий вариант». А именно, возврат доверия к милиции и усиление МВД новыми кадрами. Первое, что сделал Аваков (и.о. Министра внутренних дел) – посадил за один стол тех, кто ещё 2 дня до этого стоял по разные стороны баррикады. К удивлению многих внешних наблюдателей, Самооборона и люди в погонах быстро нашли общий язык. На улицах появились совместные патрули. Это с одной стороны гарантировало доверие милиции. С другой – разрушало «образ врага» созданный в умах как Самообороны так и сотрудников МВД. Сотни Самообороны в регионах и «громадські варти» распространили практику на большинство населённых пунктов страны.

Однако, сказав «А» необходимо произносить и «Б». Вопрос легализации общественных «майдановских» силовых структур встал очень остро с первых дней. Атаманщина ещё никогда не приводила к созданию сильного государства. А первые сигналы о группах мародёров, маскирующихся под «самооборону» дали тому лишнее подтверждение.

Решение нашли быстро. Первым шагом стала формализация самой Самообороны Майдана. Создан единый штаб, оформлены списки членов. Часть структур и  «громадські варти» на местах стали добровольными дружинами по поддержанию порядка. Тем более что необходимая законодательная база была создана несколько лет назад.

Осталась ещё одна группа – кто хотел служить стране на постоянной основе. Но опасался идти в милицию. Тут помогла российская агрессия в Крыму. Верховная Рада вспомнила расформированную 10 лет назад Национальную гвардию – структуру имеющую реагировать силовыми методами на внешние и внутренние угрозы. Закон был принят и первые батальоны сформированы на основе бойцов Самообороны. Последние события на Востоке показывают, что это был правильный шаг.

Вооружённые силы. То, что Вооружённые Силы Украины за короткий срок в значительной мере вернули боеспособность, не  является заслугой нового руководства. Более того, процесс шёл во многом «вопреки» а не «благодаря». И, как ни парадоксально, поблагодарить можно и товарища Путина.

События в Крыму проявили способности украинцев к самоорганизации перед внешней угрозой. Офицеры вооружённых сил остались верны присяге вопреки ожиданиям Кремля и условиям их быта. На фоне недоверия к милиции, армия стала для многих граждан образцом патриотизма.

Однако, 23 года жизни на голодном пайке свели возможности ВС к нулю. Для восстановления боеспособности были, по словам Министра обороны, нужны: «Ресурси, гроші, гроші, і ще раз гроші» (источник).

Увы, государство дать финансирование не могло. А специфика трат бюджетных средств не оставляла надежд на быстрые перемены. На этом фоне общественные активисты берут шефство над воинскими частями. Фактически каждая часть на передовой имеет своих «шефов», которые на 60-100% решают вопросы с довольствием, амуницией, ремонтом техники и т.д. Причём вопросы решаются на протяжении 1-2 дней. Независимо от бюджетов. 

Иногда сотрудничество приобретает удивительные формы. Отсутствие бронежилетов решается просто: на протяжении 2-х недель волонтёры привозят на полигон все виды бронепластин, которые смогли достать. Там по ним палят из всего, что стоит на вооружении. Офицеры выбирают лучшее. Потом те же волонтёры находят фабрику, которая шьёт бронники 4 и 5-й ступеней защиты. И всё это не за «военный бюджет». Кстати, координатор работы – мужчина, который в мирное время «продаёт клубнику со своего поля под Николаевым». Авторемонтные мастерские за свои средства ремонтируют целые парки военных автомобилей.

Дальше-больше. Общественные активисты строят штаб и сооружения для выведенных из Крыма частей, решают квартирные вопросы и многое другое.

Правительство запускает горячую линию сбора средств через платные СМС. Это приводит к тому что за месяц нищая страна собирает «по 5 грн» сумму, эквивалентную 10 млн. долларов. Оценить объёмы прямой помощи трудно. Но эти объёмы точно превышают 20-30 млн.

В результате ВС Украины за 1 месяц получили больше, чем за предыдущие 10 лет. Что касается морального духа: военные увидели КОГО они защищают. И слово «присяга» приобрело дополнительный смысл. То есть вопросы морального состояния были сняты с повестки дня сразу.

Новые формирования и кадровый резерв. Угроза внешней агрессии вызвала ещё одну волну. Которая была неожидана как для Кремля, так и для новой власти. У военкомов случился «вынос мозга». Впервые в истории они отбиваются от резервистов, а не гоняются за ними по всей стране. Более того, зафиксированы несколько случаев предложений взятки за то, чтобы человека ЗАБРАЛИ (!!!) в армию!

Не принимать добровольцев означало подорвать и без того не особо сильное доверие к власти. Но призыв резервистов, как показала практика, в значительной мере так же бесперспективен.

Во-первых, в марте вооружённые силы не имели достаточно финансовых и материальных ресурсов, чтобы эффективно принять и работать с «временными солдатами».

Во-вторых, армия была не готова к боевым действиям. А бросить в бой резервистов, которые на 50% состояли из неопытных студентов либо «мужиков с пивными животами» означало запустить конвейер груза 200.

В-третьих, резервистом необходимо было что-то платить. А денег в бюджете нет.

Результат предсказуем. ВС смогли эффективно использовать не более чем половину от призванного личного состава.

На этом фоне украинские власти находят достаточно эффективный способ использования добровольцев. Принимается закон и создаются батальоны и бригады территориальной обороны. Это части, с сокращённым кадровым составом, которые по необходимости могут разворачиваться по штату военного времени. Причём украинским законом предусмотрена возможность выплаты части зарплаты (надбавок) из местных бюджетов и благотворительных фондов.

Высокое материальное обеспечение и задачи по защите своей территории создали возможность выбора лучших призывников и создания за короткий срок (от 2-х недель до месяца) боеспособных соединений. Которые уже сегодня эффективно решают боевые задачи.

Руководящие кадры.

Вооружённые Силы. Украинская (как впрочем и беларуская) армия не прорабатывала концепции защиты от агрессии со стороны России. И предугадать поведение тех или иных офицеров при решении конкретных задач, увы, невозможно. События в Крыму и  на материке позволили в кратчайшие сроки обозначить значительную часть шлака в погонах, который необходимо выкинуть из армии. И наоборот. Множество пусть горячих, но авторитетных офицеров, думаю, вскоре получат новые звания и пойдут на повышение. К чести украинской армии, шлака на поверку оказалось меньше, чем можно было ожидать.

Однако замена руководства заняла время, которого укиевской власти очень и очень мало. Пример – АТО в Донецкой и Луганской областях. До смены руководства штаба операция велась на бумаге. И более походила на фарс. Приход нового командования ознаменовался началом достаточно эффективных действий. Но три упущенные недели дают о себе знать.

Органы внутренних дел. Увы, но милиция оказалась «слабым звеном». Партийные квоты и коррупционная лестница получения должностей привели к тому, что органы внутренних дел в ряде регионов саботируют приказы из центра либо вообще выступают на стороне внешних сил. События в последних месяцев показали, что спецслужбы РФ достаточно эффективно работали с кадрами украинского МВД.

Бездействие силовиков во многом способствовало возникновению проблемных точек на Востоке и Юге. Кроме того, отказ от полного переформатирования МВД не оставил Киеву других методов решения проблемы кадров кроме реакции на проявления нелояльности со стороны местного милицейского руководства. Процесс опасный и, увы, долгий. Однако, как показывает практика Центральной части страны – более чем эффективный.

Окончание следует…

Игорь Тышкевич, Belarus Security Blog.

Другие материалы по теме:

Хаос в Украине или хаос в восприятии Украины (часть 2).

Хаос в Украине или хаос в восприятии Украины (часть 1).

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Оружие сдерживания.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Территориальная оборона.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Радиоэлектронная разведка.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Паспорт.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Информационная безопасность. 

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Милиция.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси.Кремль.

Момент истины.

  

Logo_руна