Хаос в Украине или хаос в восприятии Украины.

2258

Несколько фактов, которые стоит изучить перед сменой внешнеполитического курса Беларуси.

События в Украине не оставляют равнодушных среди жителей стран-соседей. Одни радеют за «возвращение блудной дочери» в объятия «русского мира». Другие желают украинцам как можно быстрее избавиться от «имперских объятий». Но и те и другие очень часто сравнивают события на берегах Днепра с театром абсурда. Информационный вал в социальных сетях только добавляет путаницы. Понять, что тут происходит на самом деле сложно. Сложно, но можно. Для начала стоит внимательно взглянуть на недавнюю историю и особенности восприятия украинцами окружающего мира.

Начну с «таємниць української душі». Ни для кого не секрет, что каждая нация по-своему воспринимает одни и те же события. Украинцы в этом отношении переплюнули большинство соседей. Система ценностных координат этого народа существенно отличается. И, разобравшись в менталитете представителей «козацького роду», легче будет понимать, что к чему.

Первую попытку делал, объясняя парадокс «майданов» (не только последнего, но и как минимум 7-и за последнее десятилетие) (источник).

Конспективно это выглядит так.

Украинцы и власть. Украинцы не уважают власть. Генетически. Или, если сказать точнее – не имеют пиетета перед властьимущими. Посмотрите историю Сечи, Гуляй Поля. Украина – единственная страна, где анархия может быть основной идеологией государства.

При этом в случае опасности (особенно внешней) нация демонстрирует чудеса самоорганизации. Может даже выдвинуть лидера и наделить его фактически диктаторскими полномочиями. Но как только опасность исчезает, лидера могут скинуть те же «благодарные подданные».

Исполнение законов – отдельная тема. В украинском мозгу разделяются понятия «правового поля» и понятия «высокой идеи». Зачастую это – две большие разницы. Зачастую элиты пытаются игнорировать законы «бо ми їх написали». А население делает то же «бо ці закони прийняли продажні еліти». А, учитывая генетическое неуважение к власти – любая элита становиться «продажной».

При этом украинцы объединяются и работают ради светлого будущего. Они готовы сражаться за идею. В том числе идею личной свободы. Пассионарность этой нации удивительна.

Украинец достаточно спокойно воспринимает выражение мнения, отличного от его собственного. Но готов быстро и жёстко разобраться с «выражастами», если они «потоптали мої бурячки».

Хотите подтверждения – почитайте Гоголя и Шевченко. Это нормально пойти к императрице и украсть/попросить/выменять сапожки «тому що коханій вони впали в око».

Ценности нации. У украинцев колоссальное уважение к образованным людям и тем кто учится. Беларуская фраза «знайшоўся тут разумнік» тут маловероятна.

Идея личной свободы является едва ли не ключевой. Украинцы готовы мириться, воспринимать продажность политики, но безмерно уважают тех, кто вышел «за идею». Даже если мнение этого человека сегодня не совпадает с его собственным. Поэтому культ Шевченко, Бандеры, Леси Украинки и других естественен. Украинцы спокойно воспринимают жёсткие меры против «проплаченных» протестов, но чрезвычайно остро реагируют на «прессование за убеждения».

Украинцы – чрезвычайно религиозная нация. В Беларуси к практикующим верующим можно отнести не более 25% населения (на самом деле порядка 6%). В Украине – минимум 75%. В результате влияние церкви не просто большое. Это – один из факторов, поддерживающий общность нации (при всей пестроте религиозной карты).

А так же народ, прочно увязший в родственных связях – том, что называется кумовством. Это значит, что в случае чего пойдут защищать и «бурячки» кума.

Особенности принятия решений. На этом фоне естественным выглядит особенность реакции украинцев на внешние раздражители. «Нащадки козаків» очень многое делают под влиянием сиюминутного желания. Начиная от участия отношения к природе и заканчивая политическим торгом. Такое понятие как причинно-следственная связь в системе координат формальной логики на берегах Днепра значительно большая редкость чем, например под Минском. Природным предохранителем от разрушительного влияния данного факта является добродушность и отходчивость украинцев. Они эмоциональные, но отходчивые до крайности. Если обидеть беларуса – он, как мелкий пакостник, будет помнить долго и отомстит в самый неожиданный момент. Если украинца – тот с шашкой наголо побежит разбираться. Но как только обидчик выставит «горілку та прохання вибачити» тут же успокоится.

Указанное выше проявляется и в политике. В стране существует негласное «табу» на преследование за идею «бывших» (если только они сами не перешли черту). Так было в начале ХХ века, так и сейчас. Пример – Добкин, Кернес, которые ещё 2 месяца назад были лидерами противников майдана.

На этом фоне предохранителем, сохраняющим государство, является социальная лестница в виде сменности элит через выборы. Регулярные рокировки не нравились многим, но в новейшей истории были периоды, когда каждая из основных политических идей была близка власти.

Ситуация на март 2014 года.

Прочитав это становиться понятно, почему возник и победил Майдан. Разрушение социальной лестницы, жёсткие действия в отношении студентов, вышедших «за идею», нарушение табу о неприкосновенности «бывших» и попытка монополизировать политическое пространство была обречена на жёсткий ответ со стороны общества.

Ради экономии места и времени не буду останавливаться на событиях конца 2013-начала 2014 года. Об этом уже писал (источник). Стоит поговорить о другом. Что происходит в Украине сейчас и как это понять.

Что произошло в Украине в начале 2014 года. Если кратко, то это выглядит так:

Смена власти. События на Майдане вытолкнули большой пласт новых лидеров. Но они, в массе своей остались вне властных кабинетов. Поменялись лица старой элиты. Плюс, привычное «перетекание» парламентского «болота» ближе к «партии власти». В то же время новые руководители не имеют «заоблачных рейтингов». Более того, во время майдана поддержка, например теперешнего премьера Яценюка упала до уровня статистической ошибки. Парламентская оппозиция фактически стала «нанятыми антикризисными менеджерами». С очень мощным контролем со стороны общества. И огромным запросом на изменение системы принятия решений во власти, а не смене персоналий в креслах. Это, кстати, объясняет, почему майдан стоит до сих пор. Многие решения о назначении действуют считанные дни – до того момента, пока общественные активисты не найдут «компромат» на новых чиновников и не вынудят тех уйти.

История Майдана продемонстрировала поразительную мобилизацию населения в Центральной и Западной частях страны. Но смена персоналий во власти стала дезориентирующим фактором для жителей Востока и частично Юга.

К этому прибавились нарушение привычной системы клановой подчинённости украинской политики и возникновение сразу нескольких центров силы.

У разбитого корыта. А теперь поговорим о том, какое наследие досталось новой власти. Сказать, что положение страны было критическим – быть оптимистом. Ситуация сразу после решений Рады о смене Януковича выглядела примерно так:

— слабая легитимность новой власти;

— деморализация части силовых ведомств;

— нарушение привычной системы принятия решений внутри страны;

— отсутствие готового пула потенциальных чиновников для выстраивания новой пирамиды власти и коррупционные связи старого «управленческого класса»;

— пустой бюджет, на счетах казначейства страны находилось около 45 тысяч долларов;

— отрицательное восприятие событий в Киеве значительной частью населения;

— давление со стороны внешних игроков.

Даже половины этих факторов достаточно для того, чтобы страна могла стать наглядной демонстрацией термина «Failed state».

«Брат» у ворот. На этом фоне ключевая роль в дальнейшем развитии событий принадлежит восточному соседу. О специфике политики РФ по построению «русского мира» писалось много. Для современного Кремля уход с «российской орбиты» Украины подобен катастрофе. Проблемы появляются сразу по нескольким ключевым направлениям. В частности в экономике, идеологии, политическом влиянии, религиозном факторе как центра «православного мира» и даже в демографии (источник).

Путину необходимо действовать и действовать быстро. История развития проекта «государство Украина» свидетельствует о сокращении российского влияния на территории. В 1991 году раздел по ценностной ориентации восток/запад проходил по госгранице образца 1939 года. В 1994 году сместился на центральные области и Киев. В 2004 – образовалось понятие «Юго-Восток». Хмельницкая, Винницкая, Житомирская, Киевская области уже выпали из «российской обоймы». Борьба шла за Сумы, Полтаву и Кировоград (источник). Прошло 10 лет и майдан победил в том числе за счёт мощной поддержки Запорожья, Днепропетровска, Одессы и Харькова (источник).

Однако Кремль сталкивается с «занимательной проблемой». С одной стороны есть области, которые не поддержали смену власти в Киеве. Но и у Кремля там нет своих кадров. «Пророссийская» Партия регионов тщательно зачистила политическое поле на Юге и Востоке, не оставив сильных конкурентов. Условия не лучшие. Кремль начинает с Крыма, где остались хоть какие-то рудименты некогда сильных промосковских партий.

Расчёт Путина прост:

— массовые волнения в нескольких регионах создают эффект хаоса;

— попытки силового усмирения обречены на провал в связи с деморализацией местных силовиков. Причём значительная их часть может перейти на сторону восставших;

— столкновения (возможно с человеческими жертвами) дают моральное право РФ выступить «миротворцем». А заодно и поменять власть в Киеве;

— значительная часть местных депутатов и работников администраций имеют свой бизнес. И, (о чудо!) колоссальные непогашенные долги перед российскими банками. А это означает, что вопрос «администрации переходного этапа» решается быстро и безболезненно;

— после удачной «революции» в Крыму зону волнений можно легко расширить на соседние регионы.

Вроде всё логично и правильно. Но Путин наступает на привычные российские грабли – недооценка специфики менталитета населения.

Начинаются крымские события. Силовики в Крыму не разгоняют протесты. Но нет и массового перехода на сторону «протестующих». Исключение – отряды крымского «Беркута» над которыми висят уголовные дела. Расчёт на армию так же не оправдался. Вместо вооружённого ответа украинские военные на провокации «посылают зелёных человечков по-матушке». А на попытки захвата отвечают «русские не сдаются!».

Ситуация патовая. Население прибрежного (в значительной мере пророссийского) Крыма имеет мобилизационный потенциал только до апреля – начала курортного сезона. Страшилки о приезде «правого сектора» не могут работать вечно. А власти в Киеве не идут на конфронтацию. При этом реакция мирового сообщества становиться неприятным сюрпризом для Кремля.

На этом фоне Кремль вынужден забрать Крым. Реалии российской власти таковы, что проигрыш «в войне» автоматически означает смену руководства. Зачастую через «русский бунт — бессмысленный и беспощадный». Накрутка общественного мнения не оставляет Кремлю вариантов отхода.

Выхода нет. Кремль начинает политику расширения географии «протестов». Расчёт прост: необходимо оправдать аннексию Крыма в том числе наличием протестной базы на «материке». Начинается политика массированного содействия «сепаратистским» настроениям на Юго-Востоке Украины. При ограниченности потенциала местных лидеров (причины см. выше), Москва вынуждена засылать собственных координаторов и «туристов». Благо, языкового барьера нет.

Со стороны события действительно напоминают хаос и демонстрацию неспособности Киева навести порядок на территории страны. Так ли это на самом деле?

Продолжение следует…

Игорь Тышкевич, Belarus Security Blog.

Другие материалы по теме:

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Оружие сдерживания.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Территориальная оборона.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Радиоэлектронная разведка.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Паспорт.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Информационная безопасность. 

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Милиция.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси.Кремль.

Момент истины.

Logo_руна