Задержание Сергея Тихановского и текущая тактика режима

844

Вы прочитаете этот материал за 8 минут

Провокация по старым лекалам. 29.05.2020 в Гродно во время сбора подписей за выдвижение кандидатом в президенты Беларуси своей жены был задержан видеоблогер Сергей Тихановский. Задержание сопровождалось провокацией драки в ходе которой якобы пострадали два милиционера. Стоит отметить, что первоначально потребности в их госпитализации не возникло, у одного из них вообще не было обнаружено каких-либо телесных повреждений. Но позднее они по сообщениям местных правоохранителей все же ложатся в больницу. При этом диагноз остаётся неизвестным.

Вместе с С. Тихановским был задержан ряд его сторонников. Причем не только в Гродно, но и в других городах Беларуси. Очевидцы сообщали, что задержания в Гродно проводились сотрудниками милиции, прибывшими из Минска. Одна из установленных провокаторов также постоянно проживает в Минске, промышляя проституцией.

По итогам пятничных событий возбуждено уголовное дело. Как сказано в телеграм-канале пресс-секретаря МВД  «за насилие в отношении сотрудников органов внутренних дел». Т.е. без указания статьи Уголовного кодекса и того, возбуждено дело в отношении конкретных лиц или по факту (т.е. виновные не установлены). Только вот сам Следственный комитет на этот счет пока молчит.

За 4 часа до провокации в Гродно Александр Лукашенко обвинил С. Тихановского в провоцировании милиции, заявил, что ему (Лукашенко) с трудом удается сдерживать милицию от жесткой реакции. И рассказал историю про то, что в одном из городов во время проведения мероприятия Тихановским и его сторонниками, они напали на молодого милиционера и повалили его на землю. Т.е. изложил то, что произошло в Гродно спустя несколько часов.

Госпропаганда развернула кампанию по дискредитации С. Тихановского, основной лейтмотив которой «банды уголовников готовятся дестабилизировать ситуацию по заказу из-вне». Если учесть, что до этого можно было наблюдать массированные вбросы на тему «С. Тихановский – агент Москвы», то не трудно догадаться, на кого сейчас кивают пропагандисты.

Стоит напомнить, что А. Лукашенко не в первый раз удивляет публику даром  предвидения.  21.03.2017 около 14 часов А. Лукашенко заявил о двух десятках боевиков с оружием, которые задержаны «…буквально в эти часы». И обвинил Украину, Литву и Польшу в наличии на их территории лагерей по подготовке экстремистов из Беларуси. А две последние страны также и в том, что финансирование подрывной деятельности против Беларуси ведется через них. Но источник финансирования не назвал.

«Буквально в эти часы» никаких боевиков никто не задерживал. «Хапун» случился ближе к вечеру того же дня. Так началось «Дело патриотов». Апофеозом стал День воли-2017, когда было задержано свыше 1000 человек. Началу «Дела патриотов» предшествовал постановочный «прорыв» на беларуско-украинской границе в Александровке с якобы задержанием вооруженных злоумышленников. А разгон на 25 марта пытались оправдать фейковой историей с «фрау А.».

Спусковым крючком для репрессий послужили массовые протесты в регионах Беларуси против т.н. «тунеядского декрета» (т.е. протесты спровоцировали сами власти). Которые проходили на фоне резкого ухудшения беларуско-российских отношений и отказа Москвы предоставлять Минску вожделенный «интеграционный бонус».

Тогда власти активно вбрасывали информацию о том, что «антитунеядские» протесты спровоцированы и оплачены Россией. А госпропаганда обвинила задержанных по «Делу патриотов» в подготовке детей-камикадзе и организации взрывов в Минске и в российских городах. Очевидно, что первое направление дезинформационной кампании было нацелено на сдерживание Запада от жесткого реагирования на подавление мирных выступлений людей за свои законные права. А второе, «террористическое направление», имело целью сыграть на фобиях Кремля по поводу терроризма и «цветных революций» с целью выбить финансовую поддержку. Последнее было успешно достигнуто и оформлено в виде схемы т.н. «перетаможки нефти» в рамках беларуско-российского межправительственного пакетного соглашения в апреле 2017 года.

После чего все задержанные по «Делу патриотов» были освобождены, а в ноябре 2017 года само «Дело» было прекращено. Уголовное дело по «прорыву» в Александровке вообще мистическим образом испарилось. Хотя о его возбуждении официально сообщалось, но найти потом его не получилось.

Кстати, один из руководителей дезинформационной кампании по «Делу патриотов» сейчас работает в связке с негосударственным масс-медиа.

В этот раз вместо «фрау А.» выступил Первый замминистра внутренних дел полковник Геннадий Казакевич, который поделился с публикой ничем не подкрепленным рассказом о том, что в адрес членов избирательных комиссий поступают угрозы.

Перспективы кейса Тихановского. Схема поведения беларуских властей в целом за три года принципиально не поменялась. Поэтому можно ожидать что:

— Уголовное дело против С. Тихановского (если оно всё же существует) закончится ничем, благо ч.4 ст. 11 Уголовного кодекса гласит, что «не являются преступлением действие или бездействие, формально содержащие признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не обладающие общественной опасностью, присущей преступлению. Малозначительным признается деяние, которое не причинило и по своему содержанию и направленности не могло причинить существенного вреда охраняемым уголовным законом интересам. Такое деяние в случаях, предусмотренных законом, может повлечь применение мер административного или дисциплинарного взыскания». Но сам факт уголовного производства может использоваться либо как инструмент давления на С. Тихановского и его сторонников, либо как основание содержания его под стражей до окончания электоральной кампании. В худшем случае, фигурантам будет назначено наказание условно или с отсрочкой, что также будет фактором сдерживания их общественной активности. Последнее тем более вероятно, чем хуже будет экономическая ситуация в стране.

— Как и в 2017 году власти попытаются кулуарно повлиять на реакцию Запада по поводу репрессий, списывая их причину на провокацию России и используя уже избитый аргумент «если в Беларуси не будет Лукашенко, то будет Путин».

— Вероятность не пропорционального силового реагирования режима на любые публичные проявления недовольства стремительно возрастает. Власти будут пытаться сбить политическую активность еще до регистрации кандидатов в президенты и не давать «поднять голову» своим оппонентам в ходе предвыборной агитации. Все это будет прикрываться противодействием якобы подрывной активности Москвы.

Цель властей. Режим в очередной раз демонстрирует, что он абсолютно недоговороспособен относительно внутриполитической повестки дня. А. Лукашенко будет удерживать власть до последней возможности.

Как и в 2017 году, основная проблема для властей заключается в том, что ряды активных противников режима пополняются за счет традиционного электората А. Лукашенко, т.н. простого народа. Который чужд политических идеологий, а думает чаще холодильником, чем головой. Экономическая политика властей за последние 10 лет не позволяет рассчитывать на быстрое наполнение холодильников вчерашних избирателей А. Лукашенко.

Но есть ряд моментов, которые придают новое качество ситуации. Во-первых, власти впервые столкнулись с проблемой сбора подписей за А. Лукашенко даже на государственных предприятиях. Между тем, на места доведены требования по количеству подписей за выдвижение А. Лукашенко кандидатом в президенты Беларуси. Причем, требуются реальные подписи, а не переписывание условного телефонного справочника. Очевидно, что эта ситуация, равно как и реальный уровень народной поддержки для А. Лукашенко секретом не является, он получает адекватную информацию. Основная проблема – в способности её правильно воспринимать.

Во-вторых, у А. Лукашенко нет вообще никакой повестки дня, ни позитивной, ни негативной. Ему впервые нечего сказать избирателям. Апеллирование к сохранению стабильности воспринимается как предложение и дальше жить в бедности с переходом в нищету. Лукашенко утратил связь с людьми, защитником интересов которых он себя искренне считает.

Во-третьих, из-за закрытия границ в связи с Covid-19 в беларуские регионы вернулось с заработков в России несколько сот тысяч здоровых, активных мужчин. Чьи денежные запасы ограничиваются в лучшем случае расходами на ближайшие 3 месяца. Они и члены их семей и составляют значительную часть аудитории С. Тихановского. Внутри Беларуси работы не просто нет – её становится все меньше. Значительная, если не большая часть вакансий – фейковые, созданные по приказу властей для демонстрации благостной статистики. Но при этом сами работодатели не спешат закрывать их, т.к. в дополнительных сотрудниках в реальности не нуждаются.

Власти рассчитывают, что в течение ближайшего квартала ситуация на внешних рынках начнет улучшаться, границы откроются, и значительная часть недовольных вернется на заработки в Россию.

Поэтому основная задача режима на сейчас: быстро сбить протестную активность и дождаться восстановления экономики главных торговых партнёров, прежде всего – России. И не нарваться при этом на западные санкции.

Но что будет делать А. Лукашенко, если Россия не откроет границы для беларуских работников? Тем более, ситуация с эпидемией коронавируса дает формальный предлог для этого. А осенью может нас накрыть и вторая волна пандемии.

В Кремле внимательно наблюдают за ситуацией в Беларуси. И желания попортить нервы А. Лукашенко там за последние пару месяцев стало больше, чем когда-бы то ни было.

Logo_руна