Запад строит стены, Восток строит дороги

516

Вы прочитаете этот материал за 7 минут.

01.03.2016 в Минске прошла 3-я Конференция памяти Министра обороны БНР Киприана Кондратовича «Беларусь и регион». Мероприятие было посвящено проблематике отношений Беларуси с Россией, Западом и Украиной, а также ситуацией в восточной Беларуси. Отдельно состоялась вечерняя дискуссия, в ходе которой обсуждались перспективы деэскалации в регионе Восточной Европы и восстановления международной системы безопасности в нашем регионе. 

Представляем вашему вниманию текст одного из выступлений о перспективах развития ситуации в Восточной Европе. 

  1. Перевооружение РФ и США, новые военные технологии

Сегодня в СМИ можно услышать о милитаризации России. Действительно с 2011 года Россия реализует Госпрограмму перевооружения, которая должна завершиться к 2020 году. Но стоит вспомнить, что на протяжении более чем 20 лет российские вооруженные силы фактически жили на старых запасах, оставшихся от СССР. По оценкам ЦРУ в 2000 году боевой потенциал ВС России составлял лишь 4% от советского.  К 2020 году Россия должна получить современную армию, программа будет выполнена, и военные расходы сократятся.

Между прочим в 2016 году доходы ОПК Беларуси от военно-технического сотрудничества составили 500 млн долларов – рекордная цифра, таким образом российская программа перевооружения прибыльна и для Беларуси.
Надо отметить, что в 2014 году военные расходы РФ в долларовом выражении значительно сократились за счет двухкратного падения курса рубля, а в текущем году, возможно, будут снова урезаны – уже по экономическим причинам. Отмечу, что военные расходы стран НАТО в 17 раз превышают российские. Однако Дональд Трамп обещает увеличить военные расходы США в 2017 году на 7%, и требует увеличения военных бюджетов от европейских союзников по НАТО.

Руководители Пентагона разворачивают гонку новейших вооружений, и открыто заявляют о планах добиться военно-технического доминирования и о «третьей стратегии сдерживания» — не за счет ядерного или высокоточного оружия, а за счет автономных робототехнических комплексов.

  1. Информационная война

При изобилии информации в мире сегодня стало непросто составить достоверную картину происходящего, и в большой степени причиной тому развернутая информационная война. Огульные обвинения стали инструментом высокопоставленных политиков, и их тиражируют СМИ. Информационные кампании против РФ сопровождаются давлением на российских бизнес в Европе, провокациями вроде «допинговых скандалов», бездоказательными заявлениями о вмешательстве российских хакеров в выборы в США и в странах Европы. Россия также набирается опыта в ведении информационной войны, но ее пропагандистский потенциал в сравнении с информационной машиной Запада скромен.

Между тем изобилие искаженных новостей или просто фейков дезориентирует граждан и отравляет международную атмосферу.

  1. Генералы-ньюсмейкеры

Особенно опасно, когда в медиа-процесс включаются военные с рассказами о нарастающих угрозах на границе, катастрофическом военно-техническом отставании или риске упреждающего ядерного удара.

Генералы заинтересованы будоражить народное сознание страшилками для увеличения военных расходов. Похоже, что этим грешат генералы и НАТО, и России. Считаю, что было безответственным делом давать генералам микрофон, ибо они раздули мифы об угрозах до такой степени, что начали говорить о маленькой ядерной войне, как о неизбежном локальном конфликте. Такой риторики ядерные державы не допускали даже в жесткие времена холодной войны.

  1. Что угрожает Восточной Европе?

Действительно ли НАТО опасается скорого военного конфликта с Россией? Очевидно, нет. Нагляднее всего это показывают  оборонные бюджеты. На протяжении многих лет члены Североатлантического альянса не выполняют собственное решение об увеличении военных расходов до 2% от ВВП. И понятно почему: современная военная мощь НАТО в четыре раза превышает военную мощь России. Ни одна страна НАТО не ратифицировала адаптированный Договор об обычных вооруженных силах в Европе, несмотря на неоднократные обращения российской стороны. ДОВСЕ был ратифицирован только Белоруссией, Казахстаном, Россией и Украиной. Потеряв надежду быть услышанной в вопросах европейской безопасности, Россия была вынуждена приостановить свое членство в договоре.

ОДКБ также неоднократно предлагала НАТО подписать договор о сотрудничестве. Поле для совместных действий очевидно: борьба с терроризмом, наркотрафиком, киберпреступностью, нелегальной миграцией и др. Однако со стороны НАТО всегда поступал отказ, организация до сих пор не хочет замечать ОДКБ.

  1. Новые инициативы

В последнее время появились признаки того, что переговоры об укреплении доверия и безопасности в Европе возможны. В конце 2016 года с инициативой о возобновлении переговоров по договору о контроле над обычными вооружениями выступил главы МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. Его поддержали 13 европейских государств. Появляются и другие сигналы, показывающие, что новый диалог возможен.

Вспоминаю, что еще в 2008 году с подобной инициативой — разработки и заключения Договора о европейской безопасности — выступал тогдашний президент России Дмитрий Медведев.

  1. Время Realpolitiks

Для Европы наступает время Realpolitiks – политики, которая исходит из практических, а не идеологических или моральных соображений.

Как ни грустно, но проблемы беженцев, терроризма (включая риски ядерного терроризма), кибегугрозы, региональные конфликты (прежде всего на Ближнем Востоке и в Афганистане) – не решаются на принципах дистиллированной демократии. Жизнь заставляет искать новые подходы.

Перемены в европейских подходах к международным вопросам уже заметны, их можно проследить, скажем, на примере отношений с Египтом: после того, как в 2011 году президента Египта Хосни Мубарака с одобрения Запада свергла народная волна, власть перешла демократически избранному Мухаммеду Мурси (все мы помним события на площади Тахрир). Однако, уже в 2013 году избранный президент Мурси лишился власти в результате типичного военного переворота. Генерал Ас-Сисси сверг демократически избранного президента Мухаммеда Мурси, развернул репрессии против исламистской оппозиции, а также против некоторых светских движений и египетских левых. Аресты, допросы, а иногда даже пытки стали обыденным явлением для страны. Фактически сегодня в Египте установлена военная диктатура, всенародно избранный президент приговорен к пожизненному тюремному заключению, объявленный в 2011 году тираном Хосни Мубарак оправдан.

Пять лет назад это показалось бы фантастикой, но сегодня европейские государства налаживают связи с узурпировавшим власть генералом, который с 2014 года именует себя фельдмаршалом.

  1. Миротворческие усилия РФ

Россия сегодня также строит политику на принципах Realpolitiks – исходя из практических соображений. И это уже работает в Сирии, где Москва не только смогла найти общий язык с Анкарой и Тегераном, но и усадить за стол переговоров в Астане недавно непримиримых противников.

Подобные подходы Россия применяет в Ливии, где Кремль стремится работать со всеми участниками конфликта: с главой правительства национального согласия республики Фаизом ас-Сараджем и генералом Халифой Хафтаром (которого, между прочим, чуть не официально считают креатурой США).

Принципы Realpolitiks можно увидеть и в последних действия Москвы в Афганистане: Кремль поддерживает официальные власти в Кабуле, наводит мосты с Талибаном, участвует в многосторонних форматах осуждения афганских проблем с участием Китая, Ирана, Китая, Индии и Пакистана.

  1. Запад строит стены, Восток строит дороги

После введения Западом антироссийских санкций в 2014 году Москва объявила о развороте своей внешней политики на Восток. Вероятно, по-началу это было декларативное утверждение, но постепенно оно наполняется реальным содержанием, ибо намерения России совпали с планами Китая, государств Центральной Азии, Индии, Ирана и Пакистана. Между ЕАЭС и Китаем формируется механизм по сопряжению евразийской экономической интеграции и строительства Экономического пояса Шелкового пути.

На недавней конференции в Берлине, посвященной сотрудничеству с ЕАЭС, которую проводило Объединение Торгово-промышленных палат Германии, я услышал от представителей германского бизнеса искреннее стремление отменить антироссийские санкции, причем все и сразу. Европейские предприятия (среди них крупные – Сименс, Бош) несут большие убытки из-за разрыва деловых связей с Россией, и бизнесмены говорили о намерениях донести свои требования до европейских политиков.

Бизнес видит в проекте ЕАЭС новые возможности, выступает за экономическое сопряжение ЕС с Евразийским Союзом. Таким образом европейские бизнесмены повторяют идею, высказанную в свое время Владимиром Путиным – о Европе от Лиссабона до Владивостока. Идея уже начала воплощаться – первые поезда дошли от китайских портов до Лондона.

Многие из выступавших подчеркивали ключевое место Беларуси в транс-евразийском проекте. Некоторые называли ее мостом между Западом и Востоком, и действительно западные компании строят в Беларуси несколько гигантских логистических хабов и сухой порт. Другие сравнивали Беларусь с верстаком, на котором европейские производители могут производить товары и для потребителей в ЕС, и для потребителей на Востоке.

В то время, когда на Украине строят «Европейский вал», Беларусь имеет возможность использовать энергию Запада и средства Востока, чтобы стать самой крупной станцией на пути из Владивостока в Лиссабон, и самой быстро растущей мастерской в Восточной Европе.

Вадим Козюлин, эксперт ПИР-Центра, Россия

Logo_руна