Завышенные амбиции неизбежно ведут к разбитому корыту

910

Вы прочитаете этот материал за 6 минут

Несмотря на то, что Кремль назвал в качестве цели начавшейся 24 февраля российской «спецоперации» «демилитаризацию» и «денацификацию» Украины, совершенно очевидно, что он на самом деле выставляет счет Западу за то, что тот, как ему кажется, повышает уровень угроз России в военном плане.

Это следует хотя бы из ультиматума о гарантиях безопасности, предъявленного Кремлем НАТО в конце прошлого года. Среди содержащихся в нем требований – прекращение ее вооруженного присутствия у российских границ, одним из свидетельств чего называется «расширенное передовое присутствие» (Enhanced Forward Presence, eFP) Альянса на восточных рубежах. Имелось в виду размещение четырех его передовых боевых групп в Польше и трех странах Балтии.

Между тем до 2014 года никаких подразделений такого рода там не было, как и соответствующих планов у НАТО. Но на сентябрьском саммите в Уэльсе союзники приняли решение о реализации Плана действий по обеспечению готовности (ПДБ), чтобы оперативно реагировать на фундаментальные изменения в обстановке безопасности на границах НАТО и за ее пределами. А на варшавском саммите два года спустя была достигнута договоренность расширить присутствие НАТО в восточном регионе вследствие возросшей там нестабильности и усиления угроз безопасности.

В чем же состояли конкретные причины, подтолкнувшие Альянс к подобным действиям, а также каковы предназначение и состав упомянутых групп?

Ответ на первый вопрос однозначен: триггером перемен стали аннексия Россией Крыма и инициирование ею сепаратистских движений в юго-восточных областях Украины с последовавшей масштабной вооруженной их поддержкой. Реакция на эти события Запада в целом и Североатлантического блока в частности оказалась не слишком решительной, но совсем без ответа такие действия оставлены быть не могли.

Серьезная обеспокоенность в связи с агрессивным поведением Москвы возникла в первую очередь у упомянутых северовосточных членов Альянса. Именно необходимость подтверждения приверженности статье 5 Североатлантического договора, согласно которой нападение на одного союзника будет считаться нападением на всех ее членов, и стала главной причиной расширения присутствия НАТО в регионе.

Достигнутые в верхах договоренности были реализованы в 2017 году посредством формирования на ротационной основе в Эстонии, Латвии, Литве и Польше четырех многонациональных боевых групп, возглавляемых, соответственно Великобританией, Канадой, Германией и США. Их состав адаптирован к географическим условиям, они постоянно находятся в странах размещения и действуют совместно с национальными силами обороны.

НАТО осуществляет общее командование ими через Северо-восточный штаб многонационального корпуса в Щецине, тогда как их обучение и подготовку координируют два дивизионных штаба. Один, расположенный в польском Эльблонге, сотрудничает с группами в Польше и Литве, а другой, находящийся в Адажи, Латвия, и Карупе, Дания, взаимодействует с группами в Эстонии и Латвии.

В октябре 2020 года в состав групп входили следующие силы (всего 4 732 человека):

— Эстония, база Тапа (974 человека). Великобритания – мотопехотный батальон на основных боевых танках и бронированных машинах, с самоходными артиллерийскими установками и средствами ПВО, инженерные части, подразделения разведки, наблюдения, рекогносцировки и тылового обеспечения; Дания – мотопехотная рота; Исландия – гражданский специалист по стратегическим коммуникациям.

— Латвия, база Адажи (1525). Канада – мотопехотная рота на боевых бронированных машинах, рота боевого обеспечения, рота тылового обеспечения, подразделения поддержки; Албания – саперы; Чешская Республика – минометный взвод; Италия – тяжелая мотопехотная рота на танках и боевых бронированных машинах, разведывательный взвод, подразделения поддержки; Черногория – группа огневой поддержки; Польша – танковая рота, подразделения поддержки; Словакия – мотопехотная рота, подразделения поддержки; Словения – минометный взвод, команда наведения тактической авиации; Испания – мотопехотная рота на танках и боевых бронированных, саперная рота, подразделения тылового обеспечения.

— Литва, база Рукла (1233). Канада – танковая рота, мотопехотный взвод, подразделения боевого и тылового обеспечения; Чешская Республика – подразделение радиоэлектронной борьбы, подразделения поддержки; Франция – мотопехотная рота, танковый взвод; Люксембург – группа транспортного обеспечения; Нидерланды – мотопехотная рота, подразделение тылового обеспечения; Норвегия – мотопехотная рота на боевых бронированных машинах.

— Польша, база Ожише (1010). США – бронетанковая рота с инструментами реализации боевого и тылового обеспечения боевых действий; Хорватия – батарея самоходных РСЗО; Румыния – наземная батарея противовоздушной обороны и подразделения поддержки; Соединенное Королевство – легкая разведывательная рота, подразделение тылового обеспечения.

С чисто военной точки зрения, строго говоря, выглядело довольно сомнительно, что подобные контингенты могли представлять заметную угрозу, тем более для ядерной державы. Хотя, как показал ход нынешних боевых действий российской армии в Украине, возможно, у Москвы и в самом деле были основания для опасений…

Тем более, в последнее время группы получили подкрепления. Так, в Эстонию прибыло французское горное подразделение, специализирующееся на ведении боевых действий в сложных условиях. Оно состоит из боевой группы с командным взводом, двух взводов легкой пехоты и взвода огневой поддержки, оснащенного 81-мм пехотными минометами. В итоге с учетом увеличения британского контингента численность группы возросла до 2 тысяч человек.

Правда, случилось это уже в середине марта, то есть в ответ на российское вторжение в Украину. Более того, союзники согласились с размещением еще четырех аналогичных групп в Болгарии, Венгрии, Румынии и Словакии, так что теперь войска НАТО расположатся вдоль всего восточного фланга Альянса – от Балтийского моря до Черного.

Таким образом, имеет место самое значительное усиление коллективной обороны Североатлантического союза за период после окончания «холодной войны». Если в 1990 году в Европе находилось почти 300 тысяч американских военнослужащих, то в 2006-м – всего 57 тысяч. В 2013-м континент покинули последние американские танки. Военный потенциал НАТО находился на минимальном уровне, а сама она фактически была вынуждена была заниматься поиском raison d’etre.

Теперь же восточная зона ответственности Альянса рассматривается им как регион с весьма серьезными проблемами в области безопасности, создаваемыми агрессивной политикой России. Именно вследствие этого союзники направляют дополнительные тысячи солдат в боевые группы, истребители для патрулирования воздушного пространства, усиливают военно-морское присутствие и повышают готовность сил реагирования.

Проводя аналогию с классической русской сказкой «О рыбаке и рыбке», нельзя не признать, что России удалось чрезвычайно глубоко вжиться в роль старухи.

Logo_руна